Осенью возможна новая эпидемия — Виктор Ляшко об обезьяньей оспе, холере и коронавирусе

После войны будет настоящее испытание для украинских медиков

Министр здравоохранения Украины Виктор Ляшко в интервью «Телеграфу« рассказал о том, что по расчетам ведомства примерно 15 миллионам украинцев после войны понадобится психологическая или психиатрическая помощь. Также, мы поговорили с министром об угрозах возникновения инфекционных заболеваний во временно оккупированных городах, повышенные выплаты медикам во время войны, новый штамм ковида и угрозу обезьяньей оспы для Украины пишет АПТЕЧКА.

Нас ждет бум онкологических, инфекционных и сердечно-сосудистых заболеваний

— Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) предостерегает об угрозе массового распространения холеры в Мариуполе. Насколько это может угрожать другим городам? Что можете сказать о санитарной ситуации на временно захваченных территориях?

— Война оказывает как прямое влияние на здоровье людей, так и опосредованное. И сейчас на первые места будут выходить как раз опосредованные потери. Это летальные случаи, которые будут возникать из-за того, что в зоне боевых действий, на временно оккупированных территориях, люди не будут иметь доступа к медицинским услугам, лекарственным средствам, воде.

Там, где идут боевые действия, например, сейчас это активно происходит в Северодонецке, скорая помощь точно не будет курсировать по городу. И люди, которые там остались, и имеют инфаркт или инсульт, подвергаются опасности из-за того, что несвоевременно получают помощь. В Херсонской, Запорожской областях мы отмечаем отсутствие лекарственных препаратов. То, что нам удалось завезти — сегодняшний запас, но препараты, которые снижали артериальное давление, заменяли гормоны щитовидной железы, инсулин — заканчиваются. В таких случаях болезнь у человека прогрессирует.

Отсутствие воды приведет к появлению группы кишечных инфекций. В том числе и холеры. Это то, о чем и предупреждала ВОЗ. После войны всегда были масштабные вспышки инфекционных заболеваний. Иногда это происходит и во время войны.

Поэтому мы постоянно говорим нашим партнерам – нужно увеличивать давление на россию, чтобы она покинула территорию нашей страны. Потому что это, в частности, приводит к гуманитарной катастрофе.

В предыдущие ковидные годы не было раннего скрининга онкологических болезней, сердечно-сосудистых заболеваний. Такая же ситуация и во время войны. Это приведет к тому, что через 5-7 лет у нас будет еще и бум онкологических, определенных инфекционных и сердечно-сосудистых заболеваний. А это и туберкулез, и вирусный гепатит.

— А делается ли что-нибудь для того, чтобы предотвратить распространение инфекционных заболеваний по остальной территории Украины?

— Ключевое дело для этого — прекращение войны. Технически у нас есть все стадии реагирования на различные инфекционные заболевания. Мы усовершенствовали лабораторную сеть, расширили количество диагностических систем, чтобы вовремя выявлять возбудителя и вводить необходимые противоэпидемические меры. Работаем над тем, чтобы человек долгое время не находился в неприемлемых для жизни условиях.

— Есть ли информация о количестве врачей, которые остаются работать на временно оккупированных территориях Украины?

— У нас есть полная информация о всех медицинских учреждениях. Хотя с некоторыми связь теряется. Мы продолжаем платить заработную плату через Национальную службу здоровья Украины. Около 225 учреждений здравоохранения находится на тех территориях, где пытаются установить оккупационные режимы.

Виктор Ляшко
Виктор Ляшко

— Будут ли какие-либо специальные выплаты врачам, работающим на передовой или на таких временно оккупированных территориях?

— Да, и мы стараемся, чтобы такие выплаты были. Когда общаемся с главными врачами, просим, чтобы такие доплаты были.

Но война, кроме влияния на здоровье, оказывает влияние и на экономику нашей страны. И я благодарен министру финансов за то, что программа медицинских гарантий за все месяцы войны финансируется на 100 процентов. Это залог того, что средства доходят в виде зарплат медицинским работникам. И повышенных, как и подписывал президент в своем указе летом.

Также, сейчас формируется фонд заработной платы, который мы используем для премирования наиболее работающих медицинских работников.

Психологическая помощь понадобится 15 миллионам украинцев

— Что касается опосредованного влияния войны — разрабатываются ли какие-либо проекты психологической поддержки или даже психиатрической? Бывают иногда случаи, когда наши бойцы будут нуждаться в такой помощи, да и не только они. В будущем это станет большой проблемой для общества.

— Да. И на прошлой неделе у нас прошло первое заседание межведомственной рабочей группы под председательством премьер-министра Украины и первой леди. Она выступила с инициативой заниматься вопросом психического здоровья и станет флагманом этого проекта. У нас разделены все проекты по охране психического здоровья и психологической поддержке на три этапа: экстренные, что нужно делать уже сейчас, краткосрочные и на долгую перспективу.

Уже сейчас мы должны запустить психологов в центры, предоставляющие информацию о пленных, о пропавших без вести, о раненых. Чтобы у родных не начали прогрессировать депрессивные состояния или другие проблемы.

Я предложил многоуровневый подход к этой проблематике: семейный врач должен проводить определенный скрининг каждого посетителя. Центры предоставления социальных услуг должны иметь психологов. И мы должны запустить коммуникационную кампанию, поскольку в Украине нет традиции обращаться к психологу. Когда у нас говорят об этом, часто начинается стигматизация, то есть, люди сразу вспоминают психиатрические больницы.

Мы уже сейчас сочли, что примерно 15 миллионам украинцев понадобится та или иная психологическая помощь, поскольку они или видели, или испытывали ужасы войны. Из этих 15 миллионов, как показывают наши расчеты, где-то 20 процентов, это меньше 4 миллионов, будут нуждаться в медикаментозной поддержке. А также психиатрической помощи. И для этого мы должны обеспечить сеть квалифицированных психиатров. Также нужно реформировать психбольницы. Это мы хотели сделать еще до войны, в частности, сделать из них больницы. Сейчас они скорее выглядят конюшни.

— Или тюрьмы, когда содержатся насильно, чтобы получать деньги за пациента.

— Такого у нас, наверное, нет. У нас есть длительное содержание людей, которые находятся под следствием. Но ключевое для нас сейчас показать, что обращаться к психологам нужно. Потому что если этого не делать, то это может привести и к росту количества домашнего насилия. Просчеты об этом у нас тоже есть.

Вообще, особенно опасные годы для воевавшего человека — это 5-7 год. В те годы происходит больше всего психологических срывов.

COVID-19 никуда не исчез, ожидаем обострения

— А какая ситуация сейчас с ковидом? Есть впечатление, что во время войны он словно исчез. Сколько случаев фиксируется?

— Сейчас мировая тенденция показывает, что заболеваемость идет на понижение. Хотя в последнюю неделю показатель повысился: было до 300 тыс. случаев в день, а на днях дошло до 500 тыс. в день. В Европе фиксируется убыль. Только Германия попадает в десятку стран-лидеров по количеству заболевших. Там сохраняются жесткие ограничения. Недавно в стране обнаружили интересный штамм, у которого агрессивность больше, чем у циркулировавшего ранее. Название не могу сказать, потому что его как такового нет.

Поэтому ковид еще есть. Но не все в Украине сейчас имеют доступ к диагностике. Просто из-за угроз безопасности люди пренебрегают своими симптомами и не обращаются к врачу.

Виктор Ляшко
Виктор Ляшко

— Но при таких показателях, можем ли мы ожидать осенью нового обострения эпидемии?

— Потенциально так. Мы все готовимся, и в разговорах с другими министрами здравоохранения говорим, что осенью ожидаем роста количества случаев. Но будем смотреть по агрессивности. Если будет рост случаев без роста количества госпитализаций, и в частности, до реанимации, тогда можно уже будет говорить, что ковид переходит в сезонное эпидемическое заболевание. Как грипп, ОРВИ. И тогда уже будут совсем другие технологии по сдерживанию увеличения количества случаев.

— По действию ковид-сертификатов, срок действия которых скоро истекает. Что делать людям? Тем, кто за границей и в Украине.

— В других странах есть доступ к бесплатной вакцинации. У меня есть бустерная доза и мой сертификат не истекает.

— То есть в Украине все вакцины в наличии?

— Да, вакцинация проводится. У нас есть и Pfizer, и Coronovac.

Бояться обезьяньей оспы не надо

— И еще относительно одного инфекционного заболевания, которое сейчас фиксируют в Европе — обезьяньей оспы. Является ли это угрозой для Украины?

— Как раз на 75-й сессии Генеральной ассамблеи ВОЗ пообщался с руководителем отдела реагирования на чрезвычайные ситуации и спросил его именно о оспе. И стоит ли нам усиливать контроль на границе Украины, поскольку мы понимаем, что большое количество украинцев возвращается. В частности, из стран, где были зафиксированы случаи этого заболевания. Он ответил, что нет. И что нужно только усилить диагностику при появлении определенных симптомов. Наш главный санитарный врач с командой провели оценку рисков по обезьяньей оспе и также обнаружили, что риск распространения в Украине невысок.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Проголосуй первым!)
Загрузка...